Написание рефератов, курсовых, дипломных работ на заказ

Состав преступления скачать реферат бесплатно

Чтобы узнать стоимость написания работы "Состав преступления скачать реферат бесплатно", кликните на банер

Рефераты, Курсовые, Дипломы

Последние заказанные работы сегодня

Как не надо писать

Ниже вы найдете фрагмент текста, являющейся примером того, как НЕ надо писать реферат, курсовую или дипломную работу на тему "Состав преступления скачать реферат бесплатно" или любую другую. Такие работы вы можете встретить на недобросовестных биржах, где работу выполняют "универсальные" копирайтеры, которые зачастую не абсолютно не знакомы с предметом. Чтобы этого не произошло, рекомендуем использовать наш сервис, так как мы доверяем работу только проверенным исполнителям, работающим в нужной тематике.

Но дело не в этом. А почему? Потому, что слушать было очень скучно. — Ну, какие недостатки в моем характере? — говорил он, совершенно успокоившись.

Он не был близко знаком с этой девушкой, встречал ее только у Сергея, и то не часто. — Ты знаешь… хорошо, что именно ты бригадир. — Мы объяснялись в любви, говорили стихами… Марина расхохоталась. — Какой же это заготовительный? Это третий механический. — Сядь! — крикнул Каплин, ударив кулаком по столу. В то время, в детстве, это казалось Вадиму верхом остроумия. «Сейчас подойдет ко мне и скажет: что же ты, Ленский, не танцуешь?» — подумал Вадим. Вот здесь как раз мы развернулись… Козельский, сразу перестав улыбаться, слушал Вадима с подчеркнутым вниманием, изумленно и сочувственно поддакивал и качал головой: «Да что вы говорите!. — Какому переходу? — спрашивает он высокомерно, уязвленный тем, что кто-то вздумал поправлять его. Опять игра начинается скверно. — Вы, стало быть, придерживаетесь точки зрения агностицизма, непознаваемости палавинских поступков? — мрачно перебил ее Спартак. Сначала он выглядел равнодушным. И он шел, размахивая руками, улыбаясь вспомнившимся вдруг словам из разговора с Козельским и даже с удовольствием повторяя их вслух: «Я уж, Борис Матвеевич, как-нибудь сам справлюсь!.

Почему-то ему все время казалось, что Козельский сам в конце концов поймет многое, почувствует, разберется… Вот в чем, пожалуй, была ошибка.

Вадим растерянно сошел за ней следом.

Давай дальше. — Даже рыцарски? — Да, но вся грусть в том, что я совсем забыл об этом и пришел к тебе по делу. — Только надо еще разобраться, вот что! Проверить надо, а не так это — с бухты-барахты… Было решено сейчас же послать кого-нибудь в кузнечный цех, так как Солохин работал сегодня во вторую смену.

Ваши товарищи правильно заметили: не может быть в поэзии «цеха вообще» и «описания вообще».

Палавин тут демагогией занимался: «сегодня Козельский, завтра Кречетов». Что это за цех, спрашивается, где и дрели и пневмомолоты? Нет у нас такого цеха. Слушая их разговоры в коридоре и настолько же многословные, насколько непонятные объяснения доктора Горна, Вадим напряженно стремился понять причины болезни, выяснить ее течение и возможный исход, как-то действовать самому.

И никак не можем. Мы шли через Румынию, Венгрию… — И Будапешт брал? — В первых уличных боях мы не участвовали. Я ей завтра позвоню. — Нет, Вадька, я непримирим, понимаешь? — продолжал Сергей с жаром.

Вадим остановил его: — Подождите, Батукин. Но конец был счастливым, и снова толстячок всех смешил, и Вадим смеялся вместе со всеми. Она стояла в прозрачном переднике возле керогаза, сложив на груди руки и с тем скорбно-задумчивым выражением на лице, с каким хозяйки смотрят в незакипающую кастрюлю.

Наконец Альбина Трофимовна решила, что несколько нетактично развлекаться одним Палавиным и оставлять в тени других молодых людей. Вадим умел танцевать хорошо, танцевал любые танцы, но редко получал от этого удовольствие. :

Ведь он талантливый человек? — Да, он очень способный. Ой, скорее! Кто-то начал торопливо, глотая слова, пересказывать «Обрыв».

— Он обещал сказать тебе. Тут не то что… тут… понятное дело. — Хорошо пахнет, — сказал Вадим осторожно. «Вечера на хуторе» были закончены в тридцатом и напечатаны в тридцать первом — тридцать втором.

— Я требую порядка. Она стала похожа на десятиклассницу. Вообще, откровенно говоря, я думал, что НСО что-то более интересное… — Так.

В центре, за длинным столом сидел Козельский в черном парадном костюме, чисто выбритый и розовый, как именинник, с гладкими, блестящими седыми волосами.

Но это кончится, все поправится, будет радость… Так должно быть, так будет. — Для чего? — Помолчав мгновение, Сергей негромко сказал: — Для себя. — Я же вижу, как ты тут один ковыряешься.

— Алексей Евграфыч, — весна! — отвечали девушки смеясь.

— Не понравился, и все! И баста! Вот так она всегда… — Да, я так всегда. Легче будет — понял? — самому будет легче. Удивительно упорный человек. Мне кажется, у Сережи большие шансы. А где они? — Спартак, ты же сам сказал, что он поступил подло! — Я сказал. Задание выполнено. Или говорить о чем-то другом…» Оля входит с охапкой одеял и простынь. И вдвойне счастлив оттого, что я уезжаю в Харьков. Неожиданно Лена подбежала к нему. — Теперь есть новые методы. — Лагоденко! — «Вся рота шагает не в ногу, один поручик шагает в ногу…» На этот раз никто не засмеялся, все посмотрели на Лагоденко. С этого дня и началась их дружба. — Это понятно? — спросил Андрей. — Подождите, пока больную вымоют, и попрощайтесь. Кстати, мой фронтовой товарищ, командовал взводом у меня в полку. Марина делала знаки Андрею, приглашая его к трибуне, но тот уклончиво пожимал плечами, отворачивался и, наконец, наклонил голову, чтобы Марина его не видела. Все зависит от обстоятельств. — хором вздыхают зрители. Но Вадим каждый раз разбивал эту маленькую хитрость, говорил громким, неестественно бодрым голосом: — Ну, мам, мне кажется, надо идти. Сергей усмехнулся и встал с дивана. Я вам такие новости принесла! — и, радостно засмеявшись, Люся тут же села на чью-то койку. — О ком ты?.

Вадиму казалось, что, переселившись в общежитие, он будет дальше от матери, в чем-то неуловимо изменит ей.

Он точно замерзал в своем легком габардиновом плаще и стоял, втянув голову в плечи, с поднятым воротником. — Я тебе говорю, что будет интересно. На обратном пути и Алеша Ремешков высказался по спорному вопросу: — Я тоже вот думаю — какое счастье, что у нас завтра «окно» на первых часах.

Вадим пожал плечами. У него было такое чувство, радостное и спокойное, точно он давно знал этих людей. Вадим сказал, что он много работал последнее время, но кончит, однако, не скоро. :

Он смотрел на блондинку с гордым лицом, и она казалась ему прекрасной, потому что на ее месте он видел Лену.

Медовский посидел минут десять в комнате, послушал игру Гарика, шутливо перекинулся несколькими словами с Леной и ее подругами и, узнав, что у молодых людей кончились папиросы, выложил на стол коробку «Казбека».

— Вот ваша монография, — сказал он, протягивая Вадиму книгу.

На втором номере всегда сам норовит ударить, нет чтобы на четвертый отпаснуть. И не думай, что я уезжаю из-за этой истории. Как ваши успехи? Слышал, идете в гору? Как институт? Что нового? Он заговорил вдруг так быстро, что Палавин не мог вставить ни слова и только подумал изумленно: «Ничего не знает обо мне!» — Новостей особых нет, Борис Матвеич. — Владимир Ильич говорил, что «в основе коммунистической нравственности лежит борьба за укрепление и завершение коммунизма». — Сегодня я проверял себя. — Вот это и плохо. Всю дорогу он шел с Андреем, держа его под руку, — Андрей был любимцем профессора. И вскоре приходила телеграмма: «Доехал благополучно привет сыну ждем гости». Это вы называете положительной оценкой? — В некотором роде. 15 Настоящий Новый год каждый встречал в своей компании. Тем более о делах завода. — Да? — Да. Смеетесь? «Над кем смеетесь?. Мы вчера в общежитии очень долго толковали о нем. Раскачивается от ветра». Это и есть первый опыт. В то время, в детстве, это казалось Вадиму верхом остроумия.

Почему-то ему все время казалось, что Козельский сам в конце концов поймет многое, почувствует, разберется… Вот в чем, пожалуй, была ошибка.

Иван Антоныч поможет. Итак, команда пединститута одержала во втором круге первую победу. Надо сначала практически поработать». …А Вадим быстро шагал по улице, радуясь тому, что он выбрался наконец на вольный воздух, и рук его ничто не отягощает, и он может размахивать ими легко и свободно.

Потом он перевел взгляд на Спартака и медленно покачал головой. Понимаешь? Слабо написана, серовато-с. :

Петька, у меня замечательный день, — заговорил Андрей необычно взволнованным шепотом. Он мрачен, с трудом выговаривает слова.

Он очень долго молчит. Я привык быть первым, считать себя, что ли, способней других. » — рекорд Лагоденко был побит. Мне понравилось его выступление, да и все ваше заседание сегодняшнее понравилось в общем.

И дружбу заново завоевывать, и уважение, и место в первых рядах, к которому ты так привык. — Нет, я не согласен, Борис Матвеевич, — сказал Вадим и тоже попробовал любезно улыбнуться.

Давно это было, давным-давно. — А Ольга Сырых это кто? — Да Елочка, сестра моя! Помнишь, на вечере знакомил? — Ах, Елочка! Я и забыл, что она Ольга… А где она? — На круг пошла, в магазин. Смуглые, улыбающиеся болгарки показывали пустые флаконы, держа их горлышками вниз… После этого было еще много разных выступлений — драмкружковцев, танцоров, декламаторов. Занавес еще не поднят. «Вот оно — пустое, темное поле…» — думал Вадим, вслушиваясь в мертвую тишину дома. Медовский кивнул: — Я тоже так думаю. Ну там скверы, деревья — это я уж не считаю. Видишь ли, он что-то последнее время занесся — да, да! На самом деле решил, что он, понимаешь ли, пуп, как говорится, земли… Вадим иронически усмехнулся, но промолчал. — Я никогда не путаю, товарищ. Моня кричит на кого-то разъяренным, обрывистым голосом: — За-ажмите его!! На Сергея прыгают сразу трое, но он высоко над сеткой и бьет неожиданно левой рукой… Вадим видит одно мгновение восторженное лицо Спартака, который машет рукой и пронзительно вопит: — Сережа! Сережа! Сереж-ка! — Четырнадцать — одиннадцать… Остается последний мяч! Химики снова пытаются закрыть Сергея.

Он был мрачен, его светлые волосы, всегда так аккуратно причесанные, ерошились растрепанно и неприлично. Еще раз повторю: я всячески приветствую работы о произведениях современности, но серьезная работа в этой области вам еще не под силу.