Написание рефератов, курсовых, дипломных работ на заказ

Скачать реферат влияние человека на окружающую среду

Чтобы узнать стоимость написания работы "Скачать реферат влияние человека на окружающую среду", кликните на банер

Рефераты, Курсовые, Дипломы

Последние заказанные работы сегодня

Как не надо писать

Ниже вы найдете фрагмент текста, являющейся примером того, как НЕ надо писать реферат, курсовую или дипломную работу на тему "Скачать реферат влияние человека на окружающую среду" или любую другую. Такие работы вы можете встретить на недобросовестных биржах, где работу выполняют "универсальные" копирайтеры, которые зачастую не абсолютно не знакомы с предметом. Чтобы этого не произошло, рекомендуем использовать наш сервис, так как мы доверяем работу только проверенным исполнителям, работающим в нужной тематике.

Ты заметил, как у нашего официанта блестит лысина? А мне сразу пришло в голову: «Лысина была единственным светлым пятном в его жизни».

По стилю особенно… Один номер Палавин подарил Ивану Антоновичу с дарственной надписью на двадцатой странице. Сергей — запасной, он в такой же, как у Вадима, голубой майке. — Куда ты пойдешь? — Конечно, конечно! — подхватила Ирина Викторовна. А Лагоденко мы накажем! Он должен научиться не только уважать преподавателей, но и жить в нашем студенческом общежитии. Чем оно отличается тогда от наших бесконечных семинаров и коллоквиумов? Ничем! Ты не согласен? — Н-да… конечно, — ответил Вадим. Да что говорить!. Но по поводу Лагоденко ты наверняка можешь выступить. — Не женился, надеюсь? — спрашивает вдруг Сергей. А все-таки, если подумать, — можно. — Просто так, — сказал Вадим. Играл на аккордеоне Лесик; голова его была опущена на грудь, и казалось, он спит, но играл он безошибочно и все что угодно. Он и теперь сразу же нахмурился, заговорил резко: — Да, он не считает советское литературоведение наукой! Он сам говорил: «Я, говорит, не газетный борзописец рецензент, которому копейка цена, я ученый и занимаюсь классикой». И когда бедный одинокий аптекарь ушел ночью от любимой, которая не поверила ему и прогнала прочь, Вадим вдруг почувствовал, что к горлу его подкатил теплый ком и в глазах зарябило.

— Я? Еще бы… — тихо сказала Рая. По-моему, надо писать стихи со смыслом. На этой стороне реки лес был реже и одни сосны.

Ясно тебе?. Вадим одевается по-весеннему и без кепки выходит на улицу.

А теперь все ветром размело, весь этот сор… Пойдем-ка лучше в сад! В саду они встретили Олю. — Очень историческая. И вот окончился второй курс. Во-вторых — я хотел предупредить тебя, просто потому, что у меня остались кое-какие товарищеские чувства к тебе, что если ты подымешь сейчас разговор о Валентине — ты станешь посмешищем всего факультета.

Он даже не заметил Палавина, который сидел на скамейке в конце коридора и беззаботно любезничал с хорошенькой секретаршей деканата Люсенькой.

Вадим круто поворачивался, прыгал и перекидывал лыжи, с удовольствием чувствуя, как прочно зажаты креплениями ботинки.

Все окна корпусов больницы были освещены, и желтые полосы лежали на утоптанном дворовом снегу.

— Но она еще окончательно не сказала. — Вы представьте: вот вы любите девушку и пришли к человеку, который хорошо ее знает. Но следы старого не исчезли полностью, они еще таятся в сознании некоторых людей, в их психологии.

— Куда ты пойдешь? — Конечно, конечно! — подхватила Ирина Викторовна. Его сведения были трехнедельной давности, но Козельский не мог этого знать и воспринимал их с жадным интересом. Федя Каплин сейчас же вскочил и, наклонившись с озабоченным лицом к профессору, заговорил с ним вполголоса. :

Но у него есть и лирика. — Да, конечно, товарищ, конечно! — с готовностью закивал Кузнецов. Рая улыбнулась и сказала мягко: — Вадик, никто из нас плохо о Лене не думает.

— Это с улицы, с мороза. Вера Фаддеевна всегда боялась, что он опоздает из-за нее в институт.

Все меньше времени оставалось для реферата. И все же ему казалось, что все видят его напряженность и волнение и понимают, почему он выглядит равнодушным и молчит.

День выдачи стипендии не похож на обычные дни.

В какое-то мгновение, оценив вдруг весь свой сегодняшний день, Вадим понял, что неудача с докладом произошла оттого, что он просто неверно представлял себе своих слушателей. — А впечатление производить пошлите его к девочкам, в опереточное училище имени Глазунова.

И даже писал «научные труды», например о вулканах, о вымерших рептилиях, для чего безжалостно вырезал картинки из старых энциклопедий и наклеивал их в тетради.

Так, думаю, интересно, что дальше. Пить и есть он отказался, взял у Лесика хорошую папиросу — именинный подарок — и закурил. — Ты сегодня так рано? — Для Константина Ивановича это рано, — пояснила Альбина Трофимовна. Вот это так называемый фонтан Минервы. Вадим закуривает, а Андрей снимает очки и делает вид, будто поглощен их протиранием. Окончился радостный день труда. И только албанцы, как видно, очень хорошо знают слова, потому что сразу обрадованно подхватывают песню. Сергей заявлял, что болельщики в большинстве случаев люди азартные и никчемные, даже вредные для общества. Дом новый, шестиэтажный, и квартира у нас лучше прежней, но мне очень жалко расставаться со школой и ребятами. Нет, вовсе не трогала. Вадиму пришло в голову, что Козельский, наверное, немало содействовал выдвижению Сергея и теперь не прочь подчеркнуть это перед Вадимом. Мороз к вечеру поутих. А вам тем более будет трудно. Служил! Шестнадцатилетний мальчишка… Теперь на особняке опять, как и до войны, вывеска: «Детский сад № 62». Попутно вы будете приобретать фактические знания, пополнять свой багаж. А через месяц думаю пригласить вас на каток: Петровка, двадцать шесть… В ванной комнате, тщательно моя свои крупные жилистые руки, похожие на руки мастерового, Горн оживленно расспрашивал Вадима об институте и особенно охотно говорил о спорте. — А я думала, что ваша знаменитая Лена Медовская приедет.

Лена принялась уговаривать шофера, называя его «Коленькой» и «голубчиком», и дело решилось в две секунды. — Но, надеюсь… ты сейчас не занят? — Я ждал тебя.

Он заходил сегодня ко мне. — Спасибо! — он хватает Вадима за руку и трясет ее изо всех сил. Даже только прийти — вот к тебе… Ведь я, Вадим, все-таки, хоть и есть во мне эгоизм, человек общественный, я не могу жить без людей, без коллектива.

Ему звонили, оказалось — простужен, сидит дома с температурой. Мы с Палавиным, как говорится, «друзья детства». — Кто вам сказал? Вы передергиваете, это недопустимо. Поздно вечером позвонила Рая Волкова и велела Лагоденко немедленно идти домой, если он не хочет опоздать завтра на поезд. :

— А мне не надо было сравнивать, я давно поняла.

Здесь есть беспартийные, не комсомольцы. — Или грудь в крестах, или голова в кустах. Сейчас же. Он, Вадим, должен был заменить отца, продолжить его дело. Но ему уже было тепло и весело от мысли, что скоро — вероятно, в следующем месяце — он получит персональную стипендию — он был уверен, что дадут ему, а не Андрею.

Когда он подошел и поздоровался, Вадим разглядел, что его курносое худощавое лицо все в поту, волосы налипли на лоб русыми завитками.

И сегодняшний вечер, пожалуй, ему легче было бы провести одному. Первые месяцы студенческой жизни дались нелегко. Не было и Сергея Палавина — он еще вчера сказал, что не сможет принять участие в воскреснике потому, что заканчивает реферат, который он должен в понедельник читать в НСО. Была она неожиданной и несколько запоздалой — первая любовь в его жизни, и потому много в ней было странностей и несуразностей, и трудно было разобраться Вадиму, что в ней — горечь и что — счастье… 3 Вадим барабанил в дверь. Она обещала Вале прийти сразу после приезда и подробно обо всем рассказать. Он нигде со мной не бывал — ни в театре, ни в кино. Что же это я вам выписывать-то хотел? Выписывая рецепт, он продолжал говорить, изредка поглядывая на покорно и молчаливо слушавшую его Веру Фаддеевну: — Однако, драгоценная, чтением не увлекайтесь. И Сергей заговорил о необходимости перестройки, о школярстве, кустарщине, о лишних людях и прочем. Вадим нахмурился и отвел глаза. Федя Каплин сейчас же вскочил и, наклонившись с озабоченным лицом к профессору, заговорил с ним вполголоса. Он был в доме как чужой. — Я прошу двадцать пять минут. В этот же день Вадим получил приглашение на новоселье.

— И я слушаю тебя — и тоже… верю, сынок! Конечно, я поправлюсь… «Раковая опухоль, исходящая из эпителия бронхов, реже… реже из чего-то еще, — с отчаянием вспоминал Вадим.

Рано, понимаешь? Пусть подумает обо всем, помучается один. Вадим успел уже подружиться с этим черноволосым юношей, широколицым, плечистым, с могучими ладонями потомственного кетменщика.

Дома слева отбрасывают на асфальт короткую густую тень, а дома справа залиты солнцем. :

Хорошо? — Хорошо, — кивнула Рая. Я совершил недостойный поступок, что ж, я признаю… Теперь я расскажу всю историю.

У нее были внимательные, большие глаза, такие же синие, как у Андрея. — Это справедливо. Староста курса — толстая, пучеглазая Тезя Великанова — пересылает Вадиму записку: «Вадим, скажи своему другу, чтобы он не грыз ногти.

— Смотреть на тебя тошно. Это чище и справедливее. — Мне говорили, что вы пожилой и очень худой. — Интересно, о чем же? О том, как я просил у тебя шпаргалку на экзамене? — Ладно, нам пора идти.

Теперь можно было осмотреться. И никакого желания нет. Здесь надо выиграть. Семнадцатилетней девушкой, только закончив сельскую среднюю школу на Тамбовщине, Рая ушла добровольцем в армию, на курсы медсестер, а к концу войны была уже лейтенантом. Вадим сразу не нашел ворот и долго плутал по больничным дворам, которые соединялись один с другим. Насчет формализма, отрыва от этого самого… от… — Люся даже поперхнулась, так она была возбуждена и торопилась выговориться, — от современности! А Крылов сказал: вы, говорит, препарируете литературные образы, как трупы!. — Вот это встреча! — изумленно воскликнул Вадим. Исключили из комсомола парня за связь с девушкой, у которой остался ребенок после него. Помолчав, Сергей сказал: — Три года назад мы встретились здесь, отвыкшие друг от друга, совсем новые… Мне кажется, не три — тридцать лет прошло. И реферат у него превосходный. Не все же способны к научной работе, в конце концов. После того шума, который был на бюро, негромкий голос Крылова звучал удивительно спокойно и убеждающе. У тебя сказано об этом слишком поверхностно, по-моему. В комнате стало тихо на минуту. Вадим знал, что, кроме этих качеств, у Лагоденко есть и множество недостатков, что прямота его часто превращается в ненужное забиячество и грубость, что его порывистая активность подогревается необычайным самолюбием, что он порой бахвалится и своим мужеством и «матросской натурой», но за всем этим Вадим умел видеть главное в человеке.

— Так, — Палавин нервно усмехнулся. — Так я же давно готова! — воскликнула Лена, беря с подзеркальника флакон духов и капая себе на ладонь.