Написание рефератов, курсовых, дипломных работ на заказ

Реферат на тему театрализованная деятельность детей дошкольного возраста

Чтобы узнать стоимость написания работы "Реферат на тему театрализованная деятельность детей дошкольного возраста", кликните на банер

Рефераты, Курсовые, Дипломы

Последние заказанные работы сегодня

Как не надо писать

Ниже вы найдете фрагмент текста, являющейся примером того, как НЕ надо писать реферат, курсовую или дипломную работу на тему "Реферат на тему театрализованная деятельность детей дошкольного возраста" или любую другую. Такие работы вы можете встретить на недобросовестных биржах, где работу выполняют "универсальные" копирайтеры, которые зачастую не абсолютно не знакомы с предметом. Чтобы этого не произошло, рекомендуем использовать наш сервис, так как мы доверяем работу только проверенным исполнителям, работающим в нужной тематике.

Он сидел за столом в долгополом старинном сюртуке, в парике из клочьев ваты и тонким жалобным голосом спрашивал: — Так скажите, голубчик, какое море явилось театром военных действий в период Крымской баталии пятьдесят третьего — пятьдесят шестого годов? И назовите даты этой баталии.

— Что тебе делать? — переспросил Вадим. А вам тем более будет трудно. Вдруг он ударил ногой с размаху, и камешек отлетел далеко вперед. Когда он пришел после перерыва, Лены не было на месте, но уйти без портфеля она не могла. — А рубашки я все-таки буду сам стирать. — Я вам, милые мои, скажу: я, наверно, убежденней всех вас пришел на стезю сию. Лучше всего прийти домой и сесть за «Капитал». — А ты все еще косишься на меня, а? Да-а, вышло-то по моему! По-моему, не будь я Палавин! — Он победительно рассмеялся, потом сказал с мягким осуждением: — Ты все же несколько завистлив, Вадька. Сначала по первому. Только у меня крепление раскрепилось… Он присел у ее ног и долго, непослушными пальцами перекручивал вслепую ремни, затвердевшие, как дерево. — Да, да! Я вот скажу об этом на собрании! — угрожающе крикнула Валюша, убегая к своей аудитории, потому что прозвенел звонок. — Она здесь. Нет, не хотелось — ему казалось, что все его страдания заключаются сейчас единственно в том, что ему нечего курить. И я — на особой должности «друга детства». …И вот он стоит, запыхавшийся и не очень смелый, с только что зажженной папиросой в зубах, перед знакомой дверью. Ведь о чем-то она думает? Вадим держал портфель Лены, пока она надевала боты и шапочку.

Как собрание? — Единогласно, — сказал Вадим, подняв руку. Видно было, что она волнуется. Но он только улыбнулся, когда ему пришло это в голову.

— Можете держать у себя сколько потребуется.

— Можно? Вошел маленький Саша и остановился у порога. Он был в своем лучшем черном костюме, который всегда надевал в дни комсомольских собраний. — Вы так считаете? — удивился Козельский.

— А толково, обстоятельно.

— Ты как, Вадим? Кончаешь? — спросил Каплин. Это на «Библиотеке Ленина» есть переход. — Это я так, про себя подумал. Чем трудней, тем интересней, — сказал Лагоденко. Я считаю, что первое впечатление самое верное, — сказала Оля, упрямо тряхнув головой. Несколько студентов стояли, прислонившись к стене, другие бродили по коридору сидеть они были уже не в состоянии , торопливо листая конспекты, толстые книги, блокноты.

Кузнецов». Ладно же, мы еще доспорим! Сразу после экзаменов, в каникулы, возьмусь за реферат вплотную. — Да? — сказал Андрей изумленно и после минутного молчания пробормотал: — Тогда я это… может, они на танцах, пойду посмотрю… И он поспешно скрылся в темноте.

Работа да и сам заводик с двумястами рабочих казались Вадиму слишком мелкими, обидно незначительными. — Сколько людей на набережной, и стоят часами! По-моему, это ротозейство… — Да нет, ты ничего не понимаешь! Идем немедленно! — И Лагоденко поднял Нину двумя руками за талию и легко понес через всю комнату к двери.

Москва начинала жить по-весеннему. И не вешать. На площадях Революции, Манежной и Пушкинской день и ночь стучат топоры плотников — там сооружаются веселые новогодние базары. Такими забавными показались ему в эту минуту и его недавние страхи, и этот суровый разговор при фонарях, и злой, непохожий на себя Андрей, и Оля, смущенно ковырявшая снег лыжной палкой. :

— А у Сергея, между прочим, красивое лицо. Поезд бесшумно, точно стараясь уйти незамеченным, двинулся вдоль перрона.

Вадим посмотрел на художника, который стоял в стороне, несчастно покраснев и закусив губы, и подумал, что он, должно быть, неплохой и добрый парень.

Это же идея, а? Блеск!. Здесь он кажется синим, а дальше, впереди, серебристо блестит под солнцем — будто натертый мелом. Здесь словно вся Россия, великая история родины: вот васнецовские богатыри, дымное утро стрелецкой казни, вот снежная Шипка, и немая тоска Владимирки, и понурые клячи у последнего кабака, и гордое, белое во мраке каземата лицо умирающего.

Козельский подчеркнуто серьезно и внимательно расспрашивал о плане реферата, о материалах, которыми Вадим пользовался, и назвал несколько полезных книг, о которых Вадим не знал.

— Где? — Еще не решил. Она смеется целыми днями — ей просто некогда плакать. Не каждого привлекает то, что он сейчас слышит на лекциях.

Через час устроили короткий перерыв. Потому что вы неоправданно вмешиваетесь в мою личную жизнь… Это низкое любопытство… — Нет, подожди, Палавин! — сказал Спартак, вставая, и его черные брови жестко сомкнулись.

— Кстати, ты не кричи, здесь люди спят… Я матрос — понял? И я никогда не бью ниже пояса, а они… Там же все старое подымают, все мои истории еще с первого курса. — Да, да. — Ставит себя выше всех — подумаешь персона! А ведь найдутся, чего доброго, защитники на собрании. — Сережка такой ценный человек для института. — Слушай тогда! Я не стану говорить ни о твоем формализме, ни об эстетстве — это все следствия, а причины сложнее, и о них тебе, наверное, никто еще не говорил. Он по-прежнему весел, здоров, свободен. Я вот и думаю: нет ли у вас там кого? Со старших курсов, чтоб учился нормально. — Ты очень хорошо рисуешь. В дверь заглянула Альбина Трофимовна. — Выверните наволочку наизнанку. — Ах, как умно! Не все же такие гении, как ты. Иногда Вадиму даже становилось вдруг жалко ее. Нет, нет, я тебя не виню. Она возвращалась с круга, оживленная, улыбающаяся, размахивая сумкой с покупками. Вот так. Был час перед первой рабочей сменой — люди спешили, обгоняя друг друга, в метро и на трамвайные остановки, и только военные патрули с красными повязками на рукавах расхаживали по улицам неторопливо и степенно.

— А мы знаем, отчего ты сегодня такой легкомысленный, — сказала вдруг Марина, загадочно улыбаясь. Вызываются товарищи Палавин, Белов. Мяч идет колом — смертельный! Бражнев ловит его концами пальцев, но мяч отлетает далеко в сторону… — А-а-ах!.

— Я люблю сыр, чтоб в два пальца толщиной. До свиданья, Леночка. В прошлом году Спартак женился, жена его была студентка энергетического института, жила в общежитии. Производственный сектор, — сказал Кузнецов.

Вадим начал говорить о Солохине, и Медовский слушал молча, но глядя на Вадима все с большим интересом и удивлением. — Да в чем она виновата? В том, что она поверила ему, полюбила?. Иди мой руки, уроки делай и помалкивай. Из-за чего-то он повздорил с Сергеем? Да, было. Он к девушкам не придирается. Очень трудно. И потом Сергей технически образован, он работал во время войны техником по инструменту. :

— Вот и попало! Готово дело! — Спартак рассмеялся, подмигивая Вадиму.

Взялся не за свое дело, его и раскритиковали. Вадим поднялся и, взяв Сергея за плечи, толкнул его на кровать. — Приготовьте студенческие! — крикнула Лена, обернувшись.

Его обняла неожиданная, пахнущая снегом тишина.

— Но меня же оскорбили! Позвольте… Иван Антоныч! — Я не совсем сведущ в ваших комсомольских законах. Откинувшись на спинку стула и положив на стол свои тяжелые руки, он задумчиво чему-то улыбался и говорил: — Вот трудно сейчас Димке, тяжело — да? И нам вместе с ним. Петр и Рая переглянулись. Потом понял, вспомнил, сказал: «А-а», — и задумался. Последние два года и несколько лет перед войной этого не случалось. А что Сережка сейчас делает, не знаешь? — Не знаю. Вадим растерянно сошел за ней следом. И, однако, Вадим сказал не полную правду. Да, да! А ты слепой, ты… Ни одной девушке ты не можешь понравиться, потому что… вот ты такой. Затем возникла вдруг в памяти первая дата: 1809 год. Некоторое время он молчал, глядя на нее сбоку. Подошел Спартак в новом черном костюме и ярком галстуке, торжественно ведя под руку Шуру. — Не знаю… Ушел куда-то и никому не сказал. — А реферат почему не пишешь? — Пишу, Спартак, но медленно. Он тронул Лену за руку и спросил с внезапным радостным облегчением: — Ну что ты дуешься, старуха? — Говори со мной по-человечески, — сказала Лена, подняв на него спокойные, янтарно засветившиеся глаза, и зажмурилась от солнца.

А иначе, я думаю, ничего не выйдет. И поэтому тебе в любви не везет, — верно, Вадим? Мужчина должен быть сухопарым. Больше месяца трудился он над этой работой.

Еще раз повторю: я всячески приветствую работы о произведениях современности, но серьезная работа в этой области вам еще не под силу. Прошу вас, — он протянул зачетку. — Вадим Петрович, вы ужасно серьезный сегодня, — сказала она, глядя на него смеющимися глазами.

Будьте здоровы! Он проводил Вадима до двери. А заниматься наукой мне еще рано, правда же? И потом лесозащитные станции — это самый важный, передовой участок фронта. Конечно, у меня есть недостатки! Было б странно, если б у меня их не было. :

Но теперь — да, теперь он может прийти к Сизову домой. Не волнуйся — все скажу на бюро. Чей-то густой, сытый бас — кажется, того толстогубого старшекурсника, что сидел рядом с Каплиным, — проговорил: — У французов есть совет для таких темных случаев — шерше ля фам.

Сейчас же кто-то встал и сказал, что, вынося человеку строгий выговор с предупреждением, мы вовсе не бьем его что есть силы, а наоборот… Собрание угрожающе затягивалось.

Сейчас он поднимется на Красную площадь. Мысли его понемногу отвлекались от тех движений, которые механически делали его руки, и от его бригадирских забот.

Потом и это счастье наступило. Часто навещали ее знакомые, сослуживцы из Министерства сельского хозяйства, которые приходили прямо с работы, с портфелями и сумками, вечно торопились, говорили вполголоса, но успевали пересказать все служебные и городские новости. Он сел на чью-то кровать, придвинутую к столу. — Ну, вот то-то же! Собрание началось с обсуждения клубной работы и подготовки к курсовому новогоднему вечеру. Он прикрыл дверцу и выпрямился. — Ты уже наполовину ушел, — сказала Нина, усмехнувшись. — Как что? Ты пойми: я же собирался говорить не только об ее реферате, но и о всей нашей работе. А как вернулся и начались эти твои заботы, причитания, ахи да охи — так и я почему-то стал простуживаться. Вадим, ну что за характер у человека? — сказала она тихо и с горечью, повернувшись к Вадиму. Андрея не было, и никто не отозвался на крик Вадима, только эхо внизу, в сосновой чаще, долго и с глупым усердием восклицало: «Эй!.

На субботу, — сказал Вадим на другой день, подойдя к ней в коридоре института. Он придумал приспособление, позволяющее одновременно отковывать сразу шесть деталей, что ускоряет втрое весь процесс.